Пришло время расплаты за олимпиаду в Сочи

Прочитали? Оцените статью: (0 - 0,00)

Когда правительству надо было создавать инфраструктуру в южном городе Сочи перед зимними Олимпийскими играми 2014 года, оно обратилось к самому серьёзному в России кредитору, каким является государственный Внешэкономбанк. Владимир Путин ранее заявил, что большую часть расходов на Олимпиаду, которые выросли до 50 миллиардов долларов, будут нести частные инвесторы. Но в итоге по счетам в основном платил ВЭБ, из-за чего сумма просроченных кредитов у него составила почти 3 миллиарда долларов.

6093751 (2)

Сейчас пришла пора платить по долгам. ВЭБ на протяжении нескольких лет сохранял баланс за счет займов, которые он брал у иностранных кредиторов. Но когда в 2014 году после российской аннексии Крыма Европа и США ввели санкции, банк столкнулся с необходимостью расплатиться по валютным долгам, составляющим в сумме около 20 миллиардов долларов, причем примерно три миллиарда из этой суммы предстоит погасить в текущем году. И это в условиях, когда доступ к рынкам капитала у России резко сократился.

«Что касается активов, то ключевая проблема это непогашенные вовремя кредиты, — говорит старший кредитный аналитик из московского ИНГ-Банка Егор Федоров. — Что касается пассивов, то проблема в том, что ВЭБ очень сильно зависит от международных рынков капитала. А когда были введены санкции, ВЭБ лишился этого канала».

Беды ВЭБ, консолидированные фонды которого составляют 56,9 миллиарда долларов (около 5,5 % российского ВВП), это существенная проблема для российского государства.

В конце марта российский премьер-министр Дмитрий Медведев сказал, что правительство выделит банку 2,2 миллиарда долларов, чтобы он смог погасить неоплаченный долг. Новый глава ВЭБа Сергей Горьков во вторник заявил, что эти средства помогли банку выполнить все свои долговые обязательства, и теперь банк к 30 июня разработает новую долгосрочную стратегию.

Российские власти уже сталкиваются с многочисленными трудностями, пытаясь вывести нефтезависимую экономику страны из самого серьезного спада за долгие годы. По оценкам аналитиков, ВЭБу понадобится как минимум 300 миллиардов рублей (4,5 миллиарда долларов) помощи на текущий год. Но российское правительство пообещало снизить спрогнозированный им в декабре бюджетный дефицит в размере полутора триллионов рублей до 3% ВВП. Оно уже резко сократило расходы на здравоохранение и образование, а также заморозило пенсии и зарплаты в государственной сфере.

«Нам эта идея не очень понравилась, — сказал человек, знакомый с планом спасения ВЭБ, который за первые девять месяцев 2015 года потерял 133 миллиарда рублей. — Но есть старый мусорный бак с активами, где кто-то должен навести порядок, потому что нельзя притворяться, будто этого бака нет».

По словам этого человека, правительство требует, чтобы ВЭБ прекратил приобретать новые активы и продал либо разукрупнил то, чем он уже владеет. Торговцы акциями делают ставку на то, что пакет помощи гарантирован, из-за чего цены пойдут вверх. «ВЭБ это одна из самых крупных моих позиций по акциям, — сказал один трейдер. — Правительство знает, что не позволит ему обанкротиться».

ВЭБ, созданный в 1922 году советским руководителем Владимиром Лениным для налаживания торговли после нескольких лет революции и гражданской войны, в 2007 году при Путине претерпел серьезные изменения и стал банком развития, в задачи которого входит все, начиная с финансирования крупных инфраструктурных проектов и кончая содействием экспорту.

Читайте также:  Подросток атаковал крупную операторскую связь

В 2008 году ВЭБ превратился в свалку проблемных активов и убыточных государственных проектов. Он приобрел два проблемных банка — Связь-Банк и «Глобэкс», чтобы укрепить банковскую систему страны в период финансового кризиса. В 2013 году ВЭБ приобрел долги крупного целлюлозно-бумажного комбината на берегу сибирского озера Байкал. Этот загрязнявший природу комбинат так и не смог выйти в плюс, и через какое-то время был закрыт. ВЭБ в своем заявлении отметил, что намерен найти частную компанию, которая займется реализацией проекта на 88 миллиардов долларов по восстановлению загрязненного района. Но прошло два года, и сделано в этом направлении очень немного.

Банк ВЭБ также стал рычагом для усиления российского влияния в соседней Украине. Бывший глава ВЭБ Владимир Дмитриев рассказал в 2013 году российскому телевидению, что банк потратил восемь миллиардов долларов инвестиционных средств на металлургические и добывающие предприятия восточной Украины, где экономическая деятельность практически остановилась из-за боевых действий между правительственными войсками Украины и пользующимися российской поддержкой повстанцами.

Сейчас все меньше шансов на то, что ВЭБ вернет себе деньги за самые дорогостоящие проекты. Многие из его крупнейших должников в Сочи сегодня ведут переговоры о реструктуризации долгов.

Например, крупнейший банк России Сбербанк потратил около 52 миллиардов рублей в виде займов ВЭБ на строительство крупного горнолыжного курорта в Сочи под названием Красная Поляна. Но в 2014 году его убытки составили 20,8 миллиарда рублей. В конце 2015 года менеджмент Сбербанка заявил о продаже Красной Поляны другой компании, которая была учреждена менее чем за месяц до заключения сделки. На просьбу о комментарии Сбербанк не откликнулся.

Проблемы просроченных кредитов ВЭБа усилились, когда российский центральный банк в попытке спасти рубль от рекордного курсового падения в декабре 2014 года за одну ночь поднял ключевую процентную ставку с 10,5% до 17%. Эта мера как цунами пронеслась по всей банковской системе, вызвав череду банкротств и дефолтов, так как организации, которые ранее с грехом пополам выплачивали долги, внезапно столкнулись с такими процентами, которые им оказались не по карману.

К концу 2015 года российские правительственные чиновники публично признали, что ВЭБ скорее всего придется спасать. В феврале Дмитриева заменили на Горькова, который ранее занимал высокие посты в Сбербанке и в нефтяной компании ЮКОС. Но в данном случае последнее слово не за высшим руководством банка.

«Во всех ключевых проектах, ставших сейчас причиной проблем банка, решения принимало правительство, а руководство банка просто соглашалось, — говорит аналитик Standard & Poor’s Карен Вартапетов. — Так что руководство банка мало что может сделать, когда правительство просит или требует вложить деньги в те или иные проекты».

НАЖМИТЕ ТУТ И ОТКРОЙТЕ КОММЕНТАРИИ


ПОДЕЛИТЕСЬ НОВОСТЬЮ:

Другие новости: