Мир живёт не в Бреттон-Вудской, а в Ямайской валютной системе



О Бреттон-Вудской валютной системе в последнее время очень много разговоров — на неё постоянно ссылаются как на основоположника современной экономики, но если разобраться, от неё сейчас не так уж и много. Вспомним историю — 1944 год. Вторая мировая война еще идет, но исход ее уже предрешен. Побежденные страны лежат в развалинах, европейские победители – в значительной степени тоже.

В относительном шоколаде – только США, но и они живут в режиме экстренных мер и милитаризированной экономики, а также несут потери на фронтах (хотя неизмеримо меньшие, чем основные участники). Поэтому США серьезно озабочено вопросом восстановления и обеспечения устойчивого роста послевоенной Европы – новые большие войны там им не нужны (вполне хватило двух мировых, в которых они вынуждены были участвовать).

При этом к 1944 году в США скопилось более 90% мировых запасов золота – основной валюты мировой торговли. У всех остальных победителей – денег практически нет, а у побежденных – нет совсем.

И вот собирается конференция, которая должна определить послевоенную финансовую конструкцию мира. Задача новой системы – обеспечение устойчивой и свободной мировой торговли и исключение острой конкуренции между государствами, способной привести к новой большой войне. Поэтому творцы Бреттон-Вуда постарались максимально учесть уроки истории.

Далее придется еще немного углубиться в историю, и посмотреть, что происходило с денежными системами и международной торговлей в 19 – начале 20 века.

Дело в том, что “золотой стандарт”, на который молятся поклонники «физического золота”, практически никогда не существовал в реальности. До середины 19 века физическое золото и серебро (причем в основном последнее) действительно было деньгами. Но это – отнюдь не «золотой стандарт”.

Параллельно с этим существовали и бумажные деньги – в основном их функцию выполняли облигации государственных займов, причем они постоянно девальвировались (вспомним Россию Достоевского, где расчеты выполнялись «в серебре или в ассигнациях”). Но международные расчеты выполнялись в основном в физическом золоте (на Западе) и серебре (в торговле с Востоком).

К концу 19 века все развитые государства навели порядок с денежным обращением – ввели твердые бумажные деньги (так как неудобство расчета физическим золотом было очевидно). Т.е. ввели «золотой стандарт”. Первыой в этом ряду была Англия (1841 год, закон Пита), последней – Россия (реформа Витте, 1893-1895г).

Начинается расцвет международной торговли, иностранных инвестиций и др. – так как становится возможным торговать в национальных валютах, и прогнозировать прибыли при инвестициях.

Но «золотой век” продолжается недолго – до конца 19 века. К этому времени, особенно после великой ценовой депрессии 1870, становится очевидно, что золотой стандарт является тормозом развития – золота не хватает, чтобы обеспечить потребности растущей мировой экономики в деньгах.

И в самом конце 19- начале 20 века начинается повальный отказ от золотого стандарта (помните рассуждения героев О’Генри о биметаллизме?). Массово идут девальвации национальных валют. Сложившаяся система рассыпается. Государства начинают защищать свои рынки от соседей, которые за счет девальвации валют получают преимущества. Повсеместно вводятся таможенные барьеры.

В наиболее выигрышной ситуации оказывается Великобритания – за счет своей огромной сети колоний у нее сохраняется большой рынок. По тому же пути идет Франция – именно в начале 20 века она захватывает Марокко, Алжирскую Сахару и ряд других территорий, расширяя свою империю. Италия вторгается в Абиссинию. Япония активно осуществляет экспансию в Китай, где сталкивается с Россией. Ну и так далее.

Т.е. смысл колоний вообще не в том, в чем многие думают. Ценность колоний – это не столько ресурсы, сколько контроль над рынками.

А вот бурно растущей Германии колоний не досталось особо (так, в Африке по мелочи) для нее единственным путем расширения своего рынка борьба за раздел Османской империи – что и привело к первой мировой войне.

После первой мировой войны ничего не решилось по большому счету. Побежденные потеряли часть своих территорий, развалились старые империи (Австро-Венгерская, Османская), победители вздохнули свободнее. Но чехарда с валютами продолжалась. И мировая торговля никак не хотела восстанавливаться. Англия, как «владычица морей” и основной бенефициар международной торговли, снова вводит золотой стандарт, но надрывается и просит о помощи ФРС. ФРС поднимает учетную ставку, что становится катострофическим для перегретой американской экономики (которая на тот момент уже стала самой сильной в мире).

Это привело к Великой депрессии, и полной отмене золотого стандарта во всех странах мира. В результате план Дауэса, направленный на урегулирование экономической ситуации в Европе – не сработал. В Европе снова возобладала изоляционистская политика, и запертая в своих границах, лишенная рынков и обремененная огромными долгами Германия развязала вторую мировую войну.

Конструкция Бреттон-Вуда

Зная всю эту картину, творцы Бреттон-Вуда поставили задачу – создать такую валютную систему, в которой национальные валюты могли бы существовать (как важный атрибут госудасртвенного суверенитета), но быть при этом отвязаны от золота. Но при этом должна существовать якорная валюта – эталон, в которой (или в привязке которой) могла бы свободно вестись международная торговля.

Это вообще очень важная мысль, которую желательно осознать всем – изоляционизм всегда ведет к войнам. “Если через границу не ходят товары, то через них ходят солдаты”(C)

И такая конструкция была предложена США и принята остальными участниками конференции (включая СССР). Побежденным странам она была навязана по факту

Это увязывалось с другими мерами — открытием рынков колоний, помощью в восстановлении Европы и Японии (план Маршалла) и др., также направленными на создание свободного рынка и предотвращение политики изоляционизма в послевоенном мире.

Кстати, интересный факт. Известно, что в рамках плана Маршалла Европе и Японии была оказана помощь на сумму порядка 40 миллиардов долларов (в нынешних деньгах – это больше триллиона). Но до сих пор нет достоверных данных – кому эти деньги предоставлялись, и на каких условиях.

Что же такое Бреттон-Вудская денежная система?

  • Все страны – участники получают право самостоятельно эмитировать свою валюту. Но валюты их должны быть привязаны к доллару США. Т.е. должны существовать публично объявленные центробанками курсы национальных валют и ЦБ должны по этому курсу (+-1%) действительно покупать и продавать. При этом страны могут самостоятельно девальвировать и ревальвировать свои валюты (менять объявленный курс).
  • Доллар США привязывается к золоту. Т.е. объявляется фиксированная стоимость золота в долларах — 35 долларов за тройскую унцию. И ФРС обязуется по этой цене покупать и продавать золото.
  • Странами — участниками соглашения создается Международный валютный фонд. МВФ предоставляет кредиты для покрытия дефицита платежных балансов.
  • Таким образом, решалась проблема отсутствия обеспечения (золота) у стран- участниц, и создавались предпосылки для прозрачной и эффективной международной торговли.

При этом неявно предполагалось, что курс национальной валюты определяется балансом внешней торговли, и если он положительный, то валюта револьвируется (ведь все считали, что сильная валюта – это хорошо), а если отрицательный – то девальвируется. При этом если баланс вышел в минус, но страна считает, что это временно, и не хочет девальвировать свою валюту — она может получить кредит МВФ.

Собственно, это предположение и было миной, заложенной под бреттон-вудской системой. Но об этом – чуть дальше.

Результаты и уроки Бреттон-Вуда

Эта система действительно обеспечила невиданный взлет мировой экономики, освобожденной от монетарных барьеров (нехватки денег/золота).

Германия, Франция, Англия, Япония восстали из руин и снова превратились в промышленно развитые державы. В США случился потребительский бум. Совокупный мировой ВВП достиг максимума за всю предыдущую историю человечества. Но к концу 60-тых годов стали вылезать проблемы.

Дело в том, что, по большому счету, весь этот банкет происходил за счет США. США стал основным покупателем на мировом рынке – все участники Бреттон-Вуда (кроме СССР. который строил свою систему) развивались за счет экспорта своей дешевой продукции в США. И они быстро оценили преимущества положительного платежного баланса, и совершенно не спешили револьвировать свои валюты, накапливая вместо этого золотовалютные резервы.

И если в 1944 доля США в мировом промышленном производстве составляла порядка 50%, а золотой запал превышал 22 тыс. тонн, то к 1970 доля промышленности США упала до 20%, а золотой запас сократился до 9 тыс. тонн.

Читайте также:  Амансио Ортега: заработал 50 миллиардов не доучившись в школе!

Причем промышленность сокращалась не только в относительном, но в абсолютном выражении, не выдерживая конкуренции с дешевой европейской и японской продукцией. В США выросла безработица, и в ответ на это резко увеличился сервисный сектор экономики.

«А как же потребительский бум в США?” – спросите вы. Дело в том, что во время войны в США была очень большая эмиссия для финансирования военного производства. Но она не поступала на потребительский рынок, потому что значительная часть зарплат замораживалась – население добровольно-принудительно покупало облигации государственного займа.

А после войны весь этот отложенный спрос начали постепенно выпускать – погашать облигации. Так что даже у тех, кто потерял работу из-за закрытия предприятий, оставалась вполне приличная финансовая подушка. Правительство США так же пускало значительные средства на социальные выплаты – пособия по безработице, пособия ветеранам войны и др. А на фоне того, что на рынок США хлынули дешевые товары из Европы и Японии, качество жизни американцев до середины 60-тых годов удавалось наращивать (достигнуты к концу 60-тых уровень потребления в США так и не был превзойден за всю последующую историю).

Но потом ситуация в США стала стремительно ухудшаться. И к 1971 году руководству США стало ясно, что “так дальше жить нельзя”. Казавшийся неисчерпаемым финансовый ресурс внезапно оказался вполне конечным. К тому же бывшие союзники начали наглеть – в промышленных масштабах требовать золото в обмен на заработанные доллары (известный демарш ДеГолля). А проводить эмиссию в защиту своей экономики США не могли – у них руки были связаны привязкой доллара к золоту.

При этом надо понимать, что развитие всего западного мира за счет США не было чистым паразитизмом – совокупно мировая экономика выросла больше, чем припала экономика США. Т.е. Бреттон-Вуд реально сработал как фактор развития мировой экономики.В результате в 1971 году США отменяет привязку доллара к золоту. Т.е. получают возможность дефлировать доллар. Это и было концом Бреттон-Вудской системы.

Многие удивятся, но в период действия Бреттон-Вудской системы доллар вовсе не был валютой международной торговли, большинство торговли шло в национальных валютах – так как кросс-курсы были абсолютно прозрачны и стабильны, а девальвации и ревальвации были крайне редкими.

Воцарился хаос, международная торговля припала. Из-под нее вынули фундамент – стало совершенно непонятно, по каким курсам с кем торговать. Если раньше кросс-курсы считались просто через доллар, и страны спокойно торговали в национальных валютах, то теперь это стало рискованно. Кросс-курсы валютных пар стали плавающими, а механизм их согласования – непонятен. Прошла серия девальваций доллара и ревальваций ряда валют. Собственно, тогда. видимо. и началась массовая международная торговля непосредственно в долларах.

Возникает резонный вопрос – неужели творцы Бреттон-Вуда, лучшие экономические умы человечества, не подумали о таком варианте развития событий? Видимо да, не подумали. Потому что всегда считалось, что страны должны укреплять свою валюту, если есть такая возможность, и никогда раньше не было ситуации, что почти все страны работали не на свои внутренние рынки, а на внешний (рынок США).

Ямайская денежная система

Бардак продолжался примерно 2 года. В 1976 году состоялась Ямайская конференция, на которой собственно, и была учреждена современная денежная система.

Сутью Ямайской системы было введение рыночных механизмов определения валютных курсов. В странах-участниках ямайского соглашения были созданы валютные биржи. На которых ЦБ страны выступал в качестве важного, но только одного из игроков.

Также золото окончательно десакрализировалось, и стало одним из биржевых товаров. Центральные банки получили право продавать его и покупать по рыночным ценам.

Заметим, кстати, что в рамках Ямайской системы была сделана попытка учредить мировую якорную валюту. Это – небезызвестные SDR (Специальные права заимствования) МВФ. Кросс-курсы которой к мировым валютам вычислялись по неким достаточно сложным принципам. Потом они были упрощены – SDR начали считать по корзине резервных валют, но все равно не пошло. Широкого использования в международной торговле SDR не получили. Хотя некоторые странны до сих пор хранят в них часть ЗВР (в частности Россия).

В результате наступил расцвет мирового финансового сектора, у которого появился новый важный источник дохода – торговля валютой и все, что с этим связано (хеджирование, международный арбитраж и др.)

Принятие долларом функции валюты мировой торговли так же явилось следствием ямайского соглашения – доллар получил эту функцию по факту. Просто потому, что ликвидность валютных пар к доллару была наибольшей, а маржа – наименьшей. Т.е. какой-нибудь Франции с Германией было проще и выгоднее торговать между собой в долларах, чем во франках или марках – участники сделок меньше теряли на обменах и хеджировании валютных рисков.

В торговле между основными западными странами Ямайская система по сути, ничего не изменила – просто больший процент начал отстегиваться финансовому сектору.

В выигрышном положении оказались США, сумевшие во многом восстановить конкурентоспособность своей экономики за счет девальвации доллара. Дополнительный бонус США получило от развития мирового финансового сектора, базирующегося в основном в США, и именно там несшего издержки — создавая при этом дополнительную волну спроса на внутриамериканском рынке.

Прочие страны- участницы Бреттон-Вуда – проиграли. Экономический рост в них резко замедлился. Но те, кто успел развиться в этот период — так и остались развитыми.

Ямайская система повлекла одно крайне важное следствие — она радикально облегчила присоединение к мировой системе по инвестиционной модели широкого круга развивающихся государств. Рыночный механизм образования валютного курса, существенно более прозрачный, чем волевые решения ЦБ развивающихся государств, делал осмысленными инвестиции в них. Инвесторы могли, не завися от произвола местного ЦБ, как-то прогнозировать свои расходы и прибыли.

И тем самым Ямайская система подготовила почву для следующего важного этапа развития мировой системы – переноса производств в развивающиеся страны. Именно это стало драйвером роста всей мировой экономики и финансового сектора в весь последующий период – с 70-тых годов по наше время.

Правда, к присоединяющимся странам предъявлялись некоторые дополнительные требования по валютному регулированию, основным из которых было «Никаких девальваций”. Этот свод требований получил известность как «Вашингтонский консенсус”.

И МВФ, созданный для предоставления странам кредитов на стабилизацию национальной валюты, получил новую жизнь – у него появилось множество клиентов в виде развивающихся стран, пытающихся соблюдать консенсус. Для кого-то это кончилось хорошо, но для большинства – не очень, но это – уже совсем другая история….

Подведем итоги

  • Мы не живем в Бреттон-Вудской валютной системе, мы живем в Ямайской, отличающейся от нее принципиально;
  • США не являлись бенефициаром Бреттон-Вудской системы, а наоборот, стали ее донором. Но не из альтруизма, а из-за ошибки проектировщиков системы;
  • Мировые деньги – идея не новая. Попытка их ввести была, но провалилась;
  • Доллар стал и остается валютой мировой торговли не потому, что он кем-то был объявлен таковым, и не потому, что США как-то всех нагнули, а по факту – как самая удобная для этого валюта.

Основной практической задачей для экономической науки на современном этапе является поиск рецептов, позволяющих возобновить экономический рост в мировой системе. И с этой точки зрения периоды бурного роста (в том числе период действия Бреттон-Вудской системы) представляют чрезвычайный интерес для углубленного анализа.

И здесь главный вывод – это то, что мировой рост возможен за счет сильного лидера, который слегка поступается своими эгоистическими интересами на определенном этапе, но потом – наверстывает, но уже не за чей-то счет, а вместе со всей мировой экономической системой – на общем росте – по принципу “Шаг назад – два шага вперед”. И сейчас, когда мировая экономика снова превращается в игру с нулевой суммой, подобного сорта примеры могут быть очень поучительны.

Андрей Акопянц


Прочитали? Оцените статью: (0 - 0,00)

НАЖМИТЕ ТУТ И ОТКРОЙТЕ КОММЕНТАРИИ


ПОДЕЛИТЕСЬ НОВОСТЬЮ:

Другие новости: